May 2nd, 2012

Тамара Тябут

Cтрашный Суд

        Страшный Суд – эта тема никак не тянет на весеннюю, и, тем не менее,
несколько человек из моего окружения (разного возраста) решило рассмотреть
ее с разных сторон. Принимал участие в этом обсуждении и Александр Андреев,
автор книги «Можем ли мы избежать Апокалипсиса?» ( М. : Благовест, 2011. 272 с.
Рекомендовано к публикации Издательским Советом РПЦ.)

        Наверное, многим знакома песня о Страшном Суде Алексея Хвостенко,
одного из «митьков». С нее мы и начали нашу встречу. Эта песня вызывает
ассоциацию с чем-то несерьезным, с одной стороны: «А нас Сперва посадят
в таз, Потом слегка водою обольют – Вот весь наш Страшный Суд». А с другой
– с чем-то эгоистичным: «Пускай сперва Гоморру подожгут. А нам протянут жгут».
Перед нами мнение какой-то особой социальной группы людей, почему-то
убежденных в том, что судить будут каких-то других людей – не их…

      Можно выделить два основных мнения по вопросу конца света. Первая
интенсивно продавливается в СМИ и пытается убедить нас, что все погибнет
от природных, техногенных и иных катастроф. Представители этого мнения
убеждают нас в том, что надо придумать, как спасаться (например, заказать
подземный бункер). Вторая уверенно заявляет, что спасутся только истинно
верующие, именно им открыты сроки Посещения (впрочем, результат тот же,
что и в первом случае – необходимость устроить подземный бункер, чем и
занимались «Пензенские затворники») Каждое из этих мнений базируется
на недоверии к Творцу, на страхе внезапной гибели всего живого и
распространяется от лица невежества.

       

Collapse )

Тамара Тябут

молодежь

    Молодежь ругали во все времена, во все исторические эпохи.
Для того, чтобы в этом убедиться, стоит заглянуть в древнеегипетские манускрипты,
которым 5 000 лет. Самый мудрый из греков – философ Сократ – отзывался о молодежи
весьма недружелюбно: «Они сегодня обожают роскошь, у них плохие манеры и нет
никакого уважения к авторитетам, они высказывают неуважение старшим, слоняются
без дела и постоянно сплетничают. Они все время спорят с родителями, они постоянно
вмешиваются в разговоры и привлекают к себе внимание, они прожорливы и тиранят
учителей…»
                      Недоволен был молодежью и поэт древности Гесиод (8 век до н.э.):
«Я не питаю особых надежд по поводу будущего нашего народа, когда он так зависим
от лекомысленной молодежи, поскольку вся ваша молодежь безрассудна сверх всякой меры…  
Когда я был мальчиком, нас учили почитать и уважать старших, но сегодняшние молодые люди
думают, что они самые умные и не терпят никаких ограничений».
                    И представители литературы эпохи Возрождения, и литературы 19-го века говорят
о том же: вспомним Вильяма Шекспира (16-й век), который характеризовал юность как время
страстей и чувственности, крайностей и избытка сил. У. Бертон писал: «Следует признать, что
у нашей молодежи преобладает непочтительный, непокорный, возмутительно жестокий дух…»
(19 век.)  Или: произведение И. С. Тургенева «Отцы и дети», где описано противостояние
студента Евгения Базарова аристократу Павлу Кирсанову. (По материалам учебников:
Тощенко Ж. Т. Социология. 1999. Кравченко А. И. Социология. 2002.)

                    Я же благодарю Бога за то, что всю жизнь меня окружала хорошая, ищущая
смысла и духа молодежь. Может быть, мне, что называется, просто повезло?