Тамара Тябут (tamarafavor) wrote,
Тамара Тябут
tamarafavor

Category:

Что же происходит с человеком там, за гробом?




Воскресное чтение притчи о богаче и Лазаре (Лк 16:19-31) привело к вопросу: что же происходит с человеком там, за гробом. Несколько постов я посвятила размышлениям свт. Григория Нисского на этот счет, по его работе "О душе и воскресении", где в форме диалога со св. Макриной, родной сестрой, он проясняет посмертную участь человека, на примере как раз этой притчи. Судя по ней, богач мучается в пламени «геены огненной» за то, что всю жизнь жил для себя и «своего» и в упор не видел страданий бедного и нищего. Трудный вопрос из догмата о спасении, открытый до сих пор: а что с ним будет дальше? Вечно гореть в этом пламени или есть надежда на спасение?



Мы остановились на том, что необходимо еще при жизни стараться преодолевать «плотское». И если действительно это происходит и в приоритетах у человека главным становится его духовная жизнь, подчиняющая собой все остальное, то есть желания души и тела, то тогда еще при жизни укрепляются «силы созерцательные и рассудительные», ведущие к «богоподобию души» и постижению Божества. Поэтому если мы соделаемся свободными от страстей, то «ничто не воспрепятствует созерцанию прекрасного».


Интересно в этой связи замечание беседующих о памяти, том, какое место занимает она в нашем спасении.



Одно дело – стоять на месте, цепляясь за свои привычки и за все привычное в образе жизни, без огня ревности по Боге. Другое дело – духовное движение к надежде. Если нам присуще это движение к «чаянию мертвых и воскресению будущего века», то мы движемся вперед, оставляя позади свою память. И это наше стремление к прекрасному, соединяющее нас с Богом, обозначается в нашей памяти «светлым следом». А если мы стремимся к чему-то ложному – то такое воспоминание «обращается в стыд».


В своей земной жизни мы часто ошибаемся, по своей неразборчивости и по скудости опыта встречи с прекрасным. Поэтому в нас есть нужда взгревать в себе «деятельность памяти к познанию сущего (ибо видимое не имеет нужды в памятовании о нем)». Это замечание о месте памяти в нашем спасении считаю крайне важным! И, может быть, на эту тему стоит отдельно поразмышлять?


Важно понимать, что к концу жизни мы приходим с вопросом: что мы имеем из подлинного, из того, что связывает нас с Богом и составляет «естество добра»? И совсем не лишний здесь тот самый духовный навык к тому, чтобы желать прекрасного. Такое пожелание совсем не лишнее. Ведь в посмертном существовании не будет «недостатка в каком-либо из благ». Каждое из них будет доведено до полноты.

В этом нашем духовном движении к Божьему важна и надежда. Она движет нами до тех пор пока не пришло наслаждение уповаемым. Важна и вера, которая служит опорой, пока уповаемое неизвестно и есть только надежда на встречу с любовью лицом к лицу. Христос зовет нас к Себе с лучшею целью. В нас по необходимости происходит, пусть и «болезненное», расположение к встрече с ним – Источником всякого блаженства.


Как золото очищается огнем, так и порок будет поглощен этим очистительным огнем. Душа «страждет … и бывает в напряженном состоянии, когда Бог влечет к себе Свое собственное, а чуждое, как сросшееся с нею несколько, стирает с усилием и причиняет ей болезненные и невыносимые страдания». Таким образом, мера нашего страдания за гробом – в количестве порока.


Таким образом, остается вопрос о длительности этой муки. Дадим слово свт. Григорию Нисскому и св. Макрине. По дару свободы, дарованному нам от Бога, мы стремимся к Богу, чтобы, освободившись от порока, Бог был в нас, «всяческая во всех» (I Кор 15:28), ибо: «Кто бывает всем, Тот бывает и во всех». И далее:


«Писание научает совершенному уничтожению порока, ибо если во всех существах будет Бог, то, без сомнения, не будет в существах порока. А если предположит кто, что будет и порок, то как сохранится в своей силе сказанное, что во всех Бог? Потому что исключение порока делает недостаточным понятие слова «все». Напротив, Кто имеет быть во всех, Тот не будет в том, что не существует».


Это таинственное движение человека к спасению рано или поздно совершится «полным оборотом времени», закончится рождаемость, и «вся полнота душ из невидимого и рассеянного состояния опять возвратится в собранное и видимое».


«Такое состояние жизни, по Божественному учению Писания, называется воскресением, причем именем этим означается все движение стихий при восстановлении земного». В воскресшем человеке будет все без недостатка: младенец, ребенок, отрок, юноша, муж, отец, старец и всякий средний возраст. Сеется, сказано, в тлении, восстает в нетлении: сеется в немощи, восстает в силе, сеется не в честь, восстает в славе, сеется тело душевное, восстает тело духовное (I Кор 15:42-44). И «блаженны те, в которых немедленно, едва порождаются в воскресение, воссияет совершенная красота колосьев».


Те же, кто постепенно будет очищаться «огненными врачевствами», получат то лучшее, во что верится: «нетление, жизнь, честь, благодать, славу, силу» – и все то, что представляется «умосозерцаемым и в самом Боге и в Его образе, то есть в естестве человеческом».





Tags: Страшный Суд, притча
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments