?

Log in

No account? Create an account

Фаворский свет

журнал Тамары Тябут


Январь, 18, 2016

Рождество в XX веке: цена риска - Свет @ 14:15



Знаете? Да? Что одно время праздновать Рождество в нашей стране было запрещено? После 1917 года – ни звезды с многочисленными лучами, ни елки! Праздновали тайно – в домах, лагерях и ссылках. После работы заранее проносили тайком в дом еловые веточки. Но кто-то рисковал и проводил Рождество в храме, с родными по духу людьми. Валентина Яснопольская вспоминала, как на следующий день с торжествующим видом разоблачителя у нее спросили, мол, где была. Она спокойно ответила: праздновала. Реакция была неожиданной.

Начальник помолчал, потом произнес: «Ну, знаете, вы молодец» – и ушел. Даже за прогул не посчитал…

Рисковали в лагерях и ссылках. На соловецком лесоповале писатель Борис Шаргин тайно срубил елочку, привязал ее в условленном месте. Дождался, когда она поползла по заснеженной стене вверх – и к воротам. Украшали ее самодельными игрушками, сверху ангел. У кого-то сохранилась икона Спаса Нерукотворного. Возле нее и служили. Отец Никодим тихо возгласил:

- Благословен Бог наш, ныне и всегда и во веки веков!
В ответ шепотом:

- Аминь.

Зазвучали слова о младенце, Рожденном в пещере, о мудрецах, искавших истину, о пастухах, приведенных звездой. А потом все: и верующие и неверующие – расселись вокруг импровизированного стола. Кутья, салат из промерзшей картошки, немного рыбы. Спели «В лесу родилась елочка». Отец Никодим вспомнил про вертеп, сделанный полтавскими семинаристами, – чудо механики! Овцы, верблюды, ослята кланялись Христу. Кто-то удивился: разве скот что-то понимает? – А как же, – ответил священник, – они же твари Божии. Как не поклониться? В ту ночь все заключенные были детьми, позванными в Царство Небесное. И неважно, какой ты национальности и сколько тебе лет – было бы сердце открытое…

А в сибирских лагерях рисковать начинали с первых морозов. Припрятывали продукты из посылок: сушеный картофель, вяленую рыбу, изюм. Кому-то везло, охранник не успевал с досмотром – и елочка с лесоповала оказывалась в бараке. Ее украшали игрушками из слюды. Приглашали всех: уголовников и коммунистов, верующих и неверующих. Кто-то ворчал: «Бога нет» – но все равно приходил. Молодые и старые, разные по национальности и профессии – все они в эту ночь становились друг другу ближними.

А где-то все заканчивалось карцером. На память о празднике оставалась лишь корочка мандарина. Ее высушивали, прятали в полу одежды. И когда было невмоготу, доставали, растирали пальцами и вместе с мандариновым запахом возвращалась память о Рождестве… И приходил Свет!   

 

Comments