Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Тамара Тябут

Юрий Афанасьев - свидетель эпохи

На 82 году жизни упокоился историк Юрий Афанасьев, свидетель 2-й половины XX-го века и основатель РГГУ, победивший свой страх и назвавший вещи своими именами. В этом видеофильме он вспоминает слова Гроссмана о том, что страх состоит из панциря черепахи. Дай Бог, нам всем высунуть голову из этого панциря...

Оригинал взят у baeval в Юрий Афанасьев. Я должен это сказать. Цитаты из жизни

Юрий Афанасьев. Я должен это сказать. Цитаты из жизни

Тамара Тябут

"Мы всегда больше"



Обнаружились стихи ныне живущего автора. Вернее, мне их прислал один из друзей блогеров. Рекомендую!

Михаил Иосифович Кацнельсон, ученый-физик, имеющий разные звания и регалии российского и международного уровня, из которых стоит, на мой взгляд, отметить звание рыцаря ордена Нидерландского льва.

Одно из его стихотворений показалось особенно интересным. Вот оно:


Collapse )


А еще его стихи - ниже:

Collapse )

Тамара Тябут

Медведь и Серафим

Рекомендую! Познания никогда не бывает достаточно. Вот сколько толкований читала про историю со Змеем, а и это - многое добавляет. Спасибо!

Оригинал взят у sanosin в Медведь и Серафим



В Священном писании есть эпизоды, которые словно «цепляют» читателя (да простят мне этот молодежный сленг).
«И сказал Господь Моисею: сделай себе [медного] змея и выставь его на знамя, и [если ужалит змей какого-либо человека], ужаленный, взглянув на него, останется жив.  И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив» (Числа 21:8-9).
Как же так? В книге Исход сказано о том, что нельзя делать никакого изображения, чтобы не давать повода для поклонения. А здесь – явный повод для поклонения, которое впоследствии и реализовалось (4 Цар. 18:4). Израильтяне называли это изваяние «Нехуштан» и кадили ему. Эту реликвию пришлось уничтожить.
Конечно, Моисея оправдывает то, что Господь повелел ему сделать изваяние. Но почему Бог принял такое решение? Не мог ли Он каким-то другим способом послать народу исцеление от ядовитых змеев, чтобы не искушать народ?
Зачем-то это было нужно…
Для христиан все понятно. Змей, прибитый к дереву – образ Крестной Жертвы (Ин. 3:14). А для людей, живших в дохристианский период? Было ли неразрешимой загадкой?
Обратимся к оригинальному тексту. Слово «змей» на иврите звучит «нахаш» и встречается первый раз в Бытии, в рассказе о грехопадении. Однокоренным для змея является название материала (меди) из которого Моисей сделал изваяние. В русском языке один из видов змеи называется «медянка».
Но в начале, в повелении Господа «сделать змея» стоит другое слово - «сараф». Один из переводов этого слова – «змей». Но только ли это? Нет ли здесь намека на некое Существо, не чуждое Божественной природе…
Производное от «сараф» – Серафим (вообще-то это множественное число от сараф) употребляется в Писании как Ветхого, так и Нового Заветов. Это существа Божественной природы, находящиеся на службе Бога Всевышнего. Христиане опять в выигрыше, лишнее подтверждение евангельского толкования. А дохристианские народы – снова спросим мы? А общечеловеческая ценность?
Во всемирной истории религий есть такой устойчивый мотив: для спасения человечества необходима искупительная смерть некого Существа, обладающего Божественной природой. Таким мотивом была, в частности, охота на медведя в Медвежьем культе во времена палеолита. Пещерный медведь был для людей каменного века символом Божества. Вместе с тем, люди охотились на него и убивали. Охота на этого опасного зверя не была связана с необходимостью добывать пищу или жилище. Кругом было достаточно более мелкой дичи и немало свободных пещер. Охота на пещерного медведя была ритуальной…
Среди народов Сибири до сих пор имеет место такой обычай. Добывают в лесу медвежонка и выращивают его почти до взрослого возраста. Затем происходит странное действо: люди собираются всем селом и… забивают зверя до смерти. На просьбу объяснить смысл этого жестокого мероприятия жители только пожимают плечами и говорят нехотя: таков обычай…
Прибитый к древку Сараф и забитый до смерти Медведь есть для дохристианских народов возможность мистически прозревать грядущую искупительную Жертву Христа.
Тамара Тябут

Обережение жизни

Обережение жизни - трудная работа, особенно в нашей стране, где все через пень-колоду. Где еще надо услышать, понять, принять и понести проблему антропологической катастрофы XX-го века, названную так нашим философом Мирабом Мамардашвили. Почему-то вспомнилось начало романа Льва Николаевича Толстого "Воскресение". Найдя и перечитав эти строчки, убедилась в том, что не случайно. Ведь мы и спустя сто с лишним лет продолжаем путаться в приоритетах. Продолжаем отодвигать главное - обережение Жизни - в угоду тому, чтобы "властвовать друг над другом".

"Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углем и нефтью, как ни обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною даже и в городе. Солнце грело, трава, оживая, росла и зеленела везде, где только не соскребли ее, не только на газонах бульваров, но и между плитами камней, и березы, тополи, черемуха распускали свои клейкие и пахучие листья, липы надували лопавшиеся почки; галки, воробьи и голуби по-весеннему радостно готовили уже гнезда, и мухи жужжали у стен, пригретые солнцем. Веселы были и растения, и птицы, и насекомые, и дети. Но люди — большие, взрослые люди — не переставали обманывать и мучать себя и друг друга. Люди считали, что священно и важно не это весеннее утро, не эта красота мира Божия, данная для блага всех существ, — красота, располагающая к миру, согласию и любви, а священно и важно то, что́ они сами выдумали, чтобы властвовать друг над другом".

Как будто это упоение властью, пусть даже и едва заметное, сделает нас пригодными для жизни с Богом. Или мы совсем не думаем об этом, или, надо признать, что мы выбрали "свое" и не хотим жить в "красоте мира Божия". А ведь как это, на самом деле, просто! Не надо никаких философствований. Жизнь и смерть даю я тебе. Выбери жизнь и оберегай ее в себе и делись ею с другими! Если любишь...
Тамара Тябут

Юмор: "С пьяными собаками какая же охота?"

Интересно читать "Двенадцать стульев" Ильфа и Петрова, в первоначальном, восстановленном варианте. Всегда найдешь то, что было основательно "вычищено" цензурой и что вызывает улыбку. Про Воробьянинова, например. Ипполит Матвеевич Воробьянинов служил в загсе, где ведал столом записей смертей и браков. А вот его реакция на постоянные рассказы переписчика Сапежникова. Они выслушивались служащими по случаю ежедневного получасового перерыва. Рассказы Сапежникова всегда касались одной темы - пребывания на охоте. При этом охотничьи рассказы несли в себе незатейливый смысл, а именно: "на охоте приятно и даже необходимо пить водку".
- Ну, вот-с, - иронически сказал Ипполит Матвеевич,  - вы только что изволили сказать, что раздавили эти самые две полбутылки... Ну, а дальше что?
Collapse )
Тамара Тябут

Жить по-братски

Оригинал взят у igorvinogradov в Так вот ты какой, северный олень!

Хочу заметить, что в Финляндии нет ни одного дикого оленя, хотя все бегают по лесам в дикой природе. У каждого оленя есть свой владелец. И конечно же, как по мне, то приятнее оленя встретить в лесу нежели съездить на оленью ферму.


Collapse )