Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Тамара Тябут

Духовные вехи Михаила Пришвина (по его потаенным дневникам)



После революции М. М. Пришвин живет неосознанной верой в Бога («Бог в душе»), переживая свое увлечение социализмом. Но уже в 1918 году приходит к мысли, что «не евреи… виноват… каждый» из народа. Он наблюдает вокруг себя тех, кто похож своим поведением на «обезьян», пришедших из «Бесов» Достоевского, видит, что те претендуют на осуществление идеалов Христа, но без Христа, относит к ним и «попов». Он еще враждебен к Церкви. Возрождение России к 1920 году полагает на интеллигенцию, которой «осталось только осознать всю глубину своего страдания и взять на себя инициативу Голгофы». А своей деятельностью считает – педагогику и краеведение, но и «дела для других», тех, кто может повлиять на сознание окружающих. Живет как будто зуб болит, ощущая рану в душе… В том же году он запишет: «Коммунизм – это названье государственного быта воров и разбойников».
В нач. 20-х он будет неоднократно обращаться к неудачному опыту первого православного братства, созданного о. Николаем Опоцким, и искать «следы возрождения… в народе». Писатель думает о личности и молодежи; о великих людях и их родословиых; о путешествиях ради открытий, об образовании и просвещении «детей прекрасного болотного цветка», в противовес хамам. В сер. 20-х гг. размышляет о способах возрождения: 1) развивать разум, 2) исследовать жизненные явления, 3) оперировать простым словом – в общем, «собирать человека», искать духовно близких людей – через евангелие (1927). Думает о своих отношениях с Христом, о творчестве, о жизни и смерти. К 1932 году он кратко записывает поездки по Архипелагу ГУЛагу – и замечает, что «стали появляться люди, проповедующие новую жизнь, в которой больше храмов не нужно, и все совершенно новое, и песнь другая». К священникам уже почтителен. Во время переписи 1937 года твердо говорит, что он верующий, православный верующий. Тогда же пишет письмо Молотову и предлагает пересмотреть отношение к заключенным и их детям, отпущенным на свободу без средств. (Его и нициатива!) Его мысли о благородстве («счастье в себе… неоскорбленность»). Считает, что «власть… («голая власть») вовсе и не является властью» от Бога. Размышляет о смысле, о церковном человеке. В конце 30-х – начале 40-х гг. у него появляется антрополическое измерение, отсюда выражения, типа «отъявленный индивидуализм», «монашеский эгоизм»; личность во Христе, творческий способ, оглядка на аскетизм, участие в преображении мира; причастие, укрепляющее надежду – «надо верить»; люди, подобные «церковным животным», механически исполняющим обряды, в противовес тому, что «цель всякого религиозного послушания… качество»; наконец – ответственность христиан за русский народ и поиск «единомысленников».
В 1950 году у писателя начинаются проблемы со здоровьем, и он делает вывод о режиме дня, что тот –  «слуга жизни», а не «ее подмена». Много думает о «родственном внимании» к ближнему… о приходе Левиафана, о чувстве современности и провинциализме, о разнице слов: родина и отечество. В его оценке революции появляется глубина: «Когда Толстой содержанию опыта любви всего человечества, Евангелию, противопоставил опыт своего личного разума, в этом действии рождались дети его – Ленин и Сталин» (1952). Но пишет и о том, что своей критикой Толстой и спасал церковь (1953). Он надеется на «новое и небывалое»: «Мы пропадаем сейчас от невежественной среды, как будто Сталин все пережевал и выплюнул… не до конца и не все. Остается какая-то неясная [надежда] на что-то. В том же году он напишет:. «Кажется, будто тень скрывает добрых людей, и они когда-нибудь выйдут на свет и все скажут». А через год едва ли не в последних записях он станет оценивать еврейский вопрос: «… Еврейский вопрос в России стал во всю силу. Этот вопрос состоит в том, что евреи рождаются у нас как заменители нации и, занимая командные места, заглушают самобытное творчество народа».
Тамара Тябут

Другой Михаил Пришвин



М. М. Пришвин (1873-1954) в прошлом казался мне писателем, тесно связанным с природой – и только... Но, загоревшись желанием прочитать его дневники (1905 и по 1954 гг.), я быстро поняла, что он - настоящий свидетель эпохи. Писал он свои дневники в стол, хранил в сундуке, приспособив керогаз для взрыва на случай ареста. Писал и надеялся на публикацию в будущем. Чтение стало таким увлекательным, что не жаль потраченных месяцев. Пришвин предстал человеком мыслящим и страдающим, еще до революции принявшим смелое решение – не пересказывать чужих мыслей, думать самому. В итоге он быстро пришел к теме возрождения России и к собиранию на этих путях людей доброй совести.

До революции писатель сочувствовал освободительному движению в России. Но после революции 1917 года, вникнув в смысл большевицкой силы, он быстро увидел в ней дурную реальность, разлившуюся по стране. На извечный вопрос: "Кто виноват?", - писал: «... не евреи, мы виноваты сами, каждый из нас… виноват». Виноват, в том числе и Ленин, с его мыслительными «образцами логического безумия»...

35-летний Пришвин переоценил мировоззренческие ценности, можно сказать, капитальнейшим образом. Советское государство стало для него «третьим Римом», с духовной пустыней и «временем огненного крещения личности в подвиге любви, творчества человека...» И еще: "Правят страной звери, похожие на обезьян и только иногда напоминающие людей. Они переиначили смысл христианства на свой лад, якобы строя жизнь по идеалам Христа". Получилась страшная подмена, которая сейчас мешает многим из нас жить не во лжи. Писатель часто вспоминал роман «Бесы» Ф. М. Достоевского - в пику бесовщине, разгулявшейся в стране.

Он поймет, что главное в этой дури - стать «деятелем общения и связи»
Тамара Тябут

Певец Игорь Тальков: куда шагает наш страна?




Игорь Владимирович Тальков (35 лет: 4.11.56 - 6.10.91, СПб) — рок-музыкант, певец и автор песен, поэт и киноактер, который запомнился своими песнями. А убит, скорее всего, за то, что достойно выражал свое призвание – призывал к нашему национальному покаянию, к тому, что надо слушаться больше Бога, чем людей.

Его род – дворянский. О своих корнях он знал только то, что является потомком русского офицера. Его родители – из репрессированных. Родился он уже после их реабилитации, но семья еще долго была невыездной. В школе верил в коммунизм – в армии пришел к вере в Бога. На своем жизненном пути он много чем увлекался: сочинительством, музыкой, театром, хоккеем; мечтал создать свой театр песни. Поступал в вузы и, не доучившись,  бросал их. Приобретал музыкальный опыт в работе со многими музыкантами и исполнителями. Было время – пел в ресторанах, а с конца 80-х перешел на профессиональную сцену, где пел и разговаривал, в духе Булата Окуджавы и Владимира Высоцкого. Многие считали его «неблагонадёжным». А он после выступлений изучал  архивные документы нашей историю, труды Ленина, от которых, по его признанию, становились дыбом его волосы.

Он хотел, чтобы на его концертах в тему покаяния включались и сидящие. Но его позиция раздражала многих… вплоть до угроз. Тальков не боялся, лишь ободрял музыкантов. Однажды самолет попал в грозовое облако, и он сказал своим попутчикам: «Не бойтесь: пока со мной – не погибнете. Убьют меня принародно, а убийцу не найдут». Он обличал революцию 1917 года и ее строй, уродливые нюансы перестройки и пел о надежде. Патриот для него – это человек любящий и действующий. Был трудяга, не употреблял алкоголь. Верил в то, что вслед за эпохой вырождения, с Божьей помощью, придет другая эпоха – возрождения страны. Хотел написать книгу и так и назвать ее –  «Эпоха Вырождения». В итоге вышла книга «Монолог», уже после смерти автора…

К этой книге много вопросов. Главное же, что бесспорно: мир четко разделен на наших и не наших, на свет и тьму. «Миром нашим правит сатана, – пишет он. – Все наши властители, начиная с Ленина, безусловно, его слуги».
 – Как он пришел к этому?

Игорь Тальков старался не лгать: ни в детстве, ни в юности – ни при каких обстоятельствах. Уже в 12 лет задался вопросом: в чем смысл жизни. В детстве баловался с братом игрой в пакеты – ради кайфа (медленное удушение). В юности были попытки самоубийства. Потом он понял: жить надо… вопреки. Ловился и на чувстве любви, пока не пришел к иной – Христовой. Впервые прочитал Библию в 28, причащался, имел своего духовника.

Самая сильная страница его жизни связана с крестом. Коломенское, разоренный храм, поруганный крест, решение отнести его к себе и предательство некоторых близких. Что-то изменилось в нем. Он перестал бояться смерти и твердо поверил: его идеал – Иисус Христос. И продолжал говорить о нашей национальной беде.
Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала,
Я тщетно силился понять,
Как ты смогла себя отдать
На растерзание вандалам.

Его ответ – в своей истории мы выбрали бесовские силы:
Ты раздражала силы зла
И, видно, так доняла,
Что ослепить тебя решили.
Россия...

В этой песне Тальков дает и образ «новоявленных иуд», начиная с Ленина. Вспоминает 58-ю статью, заставившую многих предавать друг друга. «Четыре года» правления Ленина  — это, по Талькову, беспредел Люцифера, поймавшего нас на ложной заповеди — о непротивлении злу силой. А в песне «Бывший подъесаул» Филипп Миронов (царский офицер, Георгиевский кавалер и герой Русско-японской войны), изменяет присяге и идет воевать за так называемую «народную» власть». Затем открывается Божья правда ((цитата): «Ты идешь воевать за народную власть со своим же народом», – и он понимает, что предал Бога и народ. Дальше – его расстреливают. Где обман – там нет любви (цитата): «Обманув себя, мы обмануть не сможем Бога» – поет он. Отсюда его частые размышления о фантазмах и бытийности и пророческие ноты в творчестве.
Я пророчить не берусь,
Но точно знаю, что вернусь,
Пусть даже через сто веков
В страну не дураков, а гениев,
И, поверженный в бою,
Я воскресну и спою
На первом дне рождения страны,
Вернувшейся с войны. («Я вернусь»)

На слуху и другие песни Игоря Талькова: «Товарищ Ленин, а как у Вас дела в аду?», «Враг народа», в которой обрушивается на Сталина, «Глобус», где есть такие слова: «Покажите мне такую страну, где победу в войне над собой отмечает народ» (имеется в виду праздник Великой октябрьской социалистической революции), «Стоп! Думаю себе…» (о сталинизме и перестройке), «Дядин колпак» о Ленине, «Бал сатаны»... Таких  песен около 200.

За полгода до убийства Игорь Тальков со слезами скажет об Отечестве в стих. «Родина моя»:
Надо ж было так устать,
Дотянув до возраста Христа, Господи...
А вокруг, как на парад
Вся страна шагает в ад
Широкой поступью.
Родина моя
Скорбна и нема...
Родина моя,
Ты сошла с ума.

В статье «Покаянное творчество Игоря Талькова» Александр Половннкнн, волгоградский священник, пишет о трагической сути правды певца и его призыве к покаянию всего народа. За то, что уничтожали церковь, наиболее деятельных и трудолюбивых людей общества; разделили на «красных» и «белых», ввергли в гражданскую войну, за то, что выбрали тьму, а не свет…


 
Тамара Тябут

Про неверность в малом (А. С. Пушкин. "Сказка о золотом петушке")



Друзья! Продолжаю тему духовного наследия А. С. Пушкина. Теперь – про "Сказку о золотом петушке", смысл которой всегда казался мне туманным. И вот мои мысли, раз «сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок». Отважусь соотнести этот «урок» с Гал: 22-23, где в числе плодов Духа Святого апостол Павел называет верность[1]. Как это?

Collapse )

Тамара Тябут

Сталинизм: назвать вещи своими именами

Друзья! Рекомендую статью о Сталине и сталинской системе Олега Хлевюка как то, что помогает назвать вещи своими именами и, значит, хоть как-то способствовать очищению атмосферы нашего времени, имея в виду дух и смысл эпохи. Ниже - наиболее острые выдержки из этой статьи.

Сталин: исторический миф и социальная ответственность

<...> Почему сталинская эпоха не превратилась в предмет обычного исторического интереса? Почему она столь отчаянно политизируется и актуализируется? Очевидно, что сталинский миф... бросает вызов профессиональной историографии, принуждает ее отказаться от научной объективности в угоду политической целесообразности и «движению в ногу со временем».

Collapse )

Тамара Тябут

Братское движение в РПЦ: спросить прошлое, чтобы увидеть перспективы...

Замечательный экскурс в историю братского движения в нашей церкви, опубликованный на сайте "Богослов.Ru"! Читаешь про Устав Львовского православного братства (XV век), и душа радуется тому, как члены братства заботились о церкви, как они берегли свободу во Христе, свои границы и как жили: "Евангельские заветы о любви к брату находили прямое и действенное воплощение: «Если брат брата обидит словом в братстве, то должен быть наказан сидением на колокольне, а за вину заплатить камень воску; при том, не отходя, должен испросить прощение у обиженного и у всего братства». Интересна деятельность братств, начавших свое существование в 60-е гг. XIX века, особенно братств о. Александра Гумилевского и Н. Н. Неплюева. А братства в России после 1917 года - это, вообще, особый разговор. Читайте!)



http://psmb.ru/community/article/vy-v-serdcakh-nashikh-chtoby-vmeste-umeret-i-vmeste-zhi-5963/

Друзья! Рекомендуем! Опубликованное на сайте "Богослов.Ru" выступление священника Георгия Кочеткова, духовного попечителя Преображенского братства, и Юлии Балакшиной, которое состоялось на праздничном фестивале, посвященном 25-летию Преображенского братства. История братского движения в нем дана в форме диалога между настоящим историческим моментом и теми эпохами в жизни РПЦ и нашей страны, которые были ознаменованы расцветом братского движения, что позволяет увидеть перспективные пути современной церковной жизни.

Collapse )

Тамара Тябут

Небольшая экскурсия в ГТГ

Хорошй пост! Спасибо Наталье за краткие, но меткие комментрии к более чем 20-ти фотографиям! Она пишет, что ей нравится обходить залы и видеть те картины, которые некогда ее чем-то "зацепили", как будто встретились старые знакомые и в этой встрече каждому открылось что-то новое. Так и мне раз в год нравится смотреть на картины Федора Васильева, особенно на его "Мокрый луг"!)

Оригинал взят у adam_a_nt в Небольшая экскурсия в ГТГ
Давно уже я планировала сходить в Третьяковскую галерею, но всё не было возможности. И вот, в одну из сентябрьских суббот, когда я была в Москве, у меня неожиданно образовалось несколько часов свободного времени. Вообще я люблю ходить по музеям с кем-нибудь вместе, чтобы общаться и делиться впечатлениями по горячим следам. Но в этот раз никого в попутчики найти не удалось, и я пошла одна. Главная цель была - выставка "Симон Ушаков. Царский изограф XVII века", но и остальное посмотреть тоже хотелось.

В этот раз я задержалась в залах с работами Александра Иванова.


 
[Нажмите, чтобы посмотреть ещё 20 фото и мои впечатления о том, что я там видела...]Посмотрела, не торопясь, все эскизы.







В ту субботу в галерее было как-то очень много людей, группы иностранцев шли одна за одной, да и наших было тоже много. Порой даже, чтобы просто подойти к картине, нужно было подождать.



Некоторые работы, которые в этот раз оставили "зарубку" в моей душе.


Мальчик просит милостыню. Вроде бы, ничего особенного, но он ещё не привык просить и стесняется.


Всякий раз останавливаюсь и смотрю с восхищением. Ну как можно так реалистично написать портрет? КАК?


"Никита Пустосвят. Спор о вере". Хоть Никита и тысячу раз прав, но его велено казнить, "чтобы не смущал народ". Господи, ничего не меняется у нас... И "стабильность" для власти много ценнее истины.


"После грозы". Как хорошо передается перемена настроения вместе с переменой погоды.


Очередь на исповедь. Всякий раз думаю тут одно и то же: хорошо, что раньше ставили ширму, тогда не чувствуешь "спиной" взглядов других людей, можешь вести себя более естественно. Ширма не нужна только, если ты всех исповедников знаешь лично, если это одна семья или одна община. Тогда нет стеснения и неудобства.

Неожиданный Врубель. Почему-то раньше я не обращала внимание ни на этот портрет, ни на этом грандиозный сказочный камин.





Николай Ге. Христос и Никодим



Вестники воскресения


А это икона вмч. Димитрия Солунского. Впервые обратила внимание на красивый шлем, который непонятно зачем изображен у святого за спиной. Аллюзия на павловы слова "и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие"?



Ещё я зашла на выставку работ скульптора Сергея Конёнкова. Интересно. Как оказалось, я вообще его работ не видела. А если и видела, то не знала, что они - его (фото - не мои).


"Коленопреклоненная" 1907 г.


Пиршество

А это - выставка "Симон Ушаков. Царский изограф XVII века" в Инженерном корпусе, очень соверую сходить, если у вас есть возможность. Посмотреть там есть что, хорошее мультимедиа-сопровождение. Фотографировать там не разрешили. Но до того, как мне об этом сказали, я успела пару раз нажать на кнопочку...



Это икона Пятидесятницы. Удивительные цвета!
Розовый фон просто поразил!


На другом этаже Инженерного корпуса идет выставка советского художника Павла Кузнецова. Некий романтичный соцреализм с огромными кочанами капусты, колхозниками на порях, строителями на лесах и играющими в пушбол пионерами.


Интересен его "туркестанский" цикл работ, ещё дореволюционный, с какими-то совершенно нереальными сюжетами.

           


Ну вот, на этом мой рассказ окончен. Знаю, что через несколько месяцев меня снова потянет в ГТГ... Мне нравится обходить залы и видеть те картины, которые меня чем-то некогда "зацепили". Это похоже на встречу старых знакомых)) А ещё - всякий раз открывается что-то новое.
       
Тамара Тябут

Юрий Афанасьев - свидетель эпохи

На 82 году жизни упокоился историк Юрий Афанасьев, свидетель 2-й половины XX-го века и основатель РГГУ, победивший свой страх и назвавший вещи своими именами. В этом видеофильме он вспоминает слова Гроссмана о том, что страх состоит из панциря черепахи. Дай Бог, нам всем высунуть голову из этого панциря...

Оригинал взят у baeval в Юрий Афанасьев. Я должен это сказать. Цитаты из жизни

Юрий Афанасьев. Я должен это сказать. Цитаты из жизни

Тамара Тябут

Усадьба Покровское - Рубцово: духовное прочтение одного символа

Усадьба Покровское-Рубцово, где мы, члены малого православного Введенского братства, были в начале сентября, в рамках нашего детского церковного лагеря, осталась в памяти еще и интересным символом. Посмотрите!



Collapse )
 
Тамара Тябут

Николай Никулин: "правда о войне"


              Николай Никулин. 1942 г.

Жесткая, но и искренняя "правда о войне", какой она представлена в "Воспоминаниях о войне" Николая Никулина, профессора искусствоведения, сотрудника Эрмитажа и фронтовика в прошлом, была такой, какая открылась в Великую Отечественную моему папе. Начинал он ее пограничником, потом был Волховский фронт и многое другое. А то, чем он поделился с мной, по моему настоянию, действительно страшно. Так что благодаря еще одному свидетельству - Николая Никулина, я могу лучше понять своего папу и его однополчан и, может быть, встать, наконец, над войной как над тем, что несет в себе множество противоречий и что давно уже требует серьезного, взвешенного подхода. Спустя семьдесят лет, хорошо бы нам увидеть "большое на расстояньи" и назвать вещи своими именами. Не так ли? Но есть ли в нас необходимое для этого мужество? Есть ли в нас любовь к Истине и память о тех, кого мы любим и кто когда-то принял на себя удар войны?

А ниже - материал с сайта "psmb.ru", благодря которому появились эти размышления.

Collapse )